Вилла Хюгель: где находится и что посмотреть рядом

Вилла Хюгель

Грандиозный дом прусского "короля пушек"

За пределами Рурской долины в Германии в значительной степени уже забылось имя Крупп, хотя всего поколение назад это слово было синонимом для международно признанной крупной промышленности и разрушительного оружия. Поколения семьи Крупп превратили Пруссию в промышленного гиганта и слыли главными оружейными мастерами страны в трёх крупных войнах.

В 1870 году наследник Альфред Крупп, так называемый Kanonenkönig, или «Король пушек», приступил к строительству роскошного замка для будущих поколений своей семьи. В результате появилась вилла Хюгель, которая до сих пор возвышается над извилистыми берегами Рура, к югу от Эссена.

Как и многие промышленники, пришедшие к успеху на пике Золотого века, Альфред был не только проницательным бизнесменом, но ещё и не очень уравновешенным человеком. Две его навязчивые идеи (эффективность и вертикальная интеграция) шли вкупе с множеством тревог: ипохондрия, бессонница и многочисленные фобии, от огня до удушья от газов собственного тела.

Все его причуды нашли отклик в физическом облике виллы Хюгель, которая является архитектурной персонификацией Круппа. В книге Уильяма Манчестера «Оружие Круппа», исчерпывающе рассказывающей о семействе, отмечается, что безумие началось, когда «Альфред Крупп, рассмотрев кандидатуры всех талантливых ведущих архитекторов континента, решил, что наиболее квалифицированным был Альфред Крупп». Естественно, будучи мастером по изготовлению оружия, этот человек вполне мог не обладать выдающимся талантами в архитектуре.

Для выбора места будущего замка Крупп приказал своим сотрудникам построить большую деревянную башню с колёсами у основания, достаточно высокую, чтобы с неё можно было смотреть за линию деревьев. Альфред вскарабкался наверх с подзорной трубой и командовал перевозить сооружение туда - сюда, пока он не найдёт идеальное место.

Когда место расположения было выбрано, внимание было сосредоточено на строительных материалах и конструкциях. Альфред заявил инженерам, что при возведении трёхэтажного здания должны применяться литые стальные конструкции «kruppstahl» («сталь Круппа»), а сам замок должен быть облицован импортным французским известняком. О деревянных балках или панелях не могло быть и речи (ведь это пожароопасно!) Манчестер далее отмечает, что «проведение газопровода было чем-то немыслимым», и плевать на холод зимой. Проблемы с отоплением и вентиляций можно было бы решить, если бы не приказ Альфреда держать все окна в доме всегда закрытыми (он был уверен, что сквозняк обязательно вызывает пневмонию).

Строительство и последующее заселение виллы Хюгель были омрачены проблемами. Через несколько месяцев после закладки первого камня разразилась Франко-прусская война, и поставки камня из-за границы оказались под угрозой. Альфред потребовал, чтобы французские каменоломни продолжили свою работу, и они на удивление подчинились и экспортировали свои товары в Эссен через нейтральные страны на протяжении всей войны (победу в войне одержала Пруссия, благодаря эффективному оружию Круппа в том числе).

По мере того как стены виллы Хюгель возвышались, внутренняя планировка дома состояла из хаотично расположенных больших двухэтажных залов, художественных галерей и тёмных коридоров. Возможно, самым странным было то, что кабинет Альфреда, специально размещённый на третьем этаже, располагался над конюшнями, поэтому запах лошадиного навоза проникал через вентиляционные отверстия в полу. Однако сам хозяин кабинета рассматривал это как особенность, а не ошибку.

Проблемы продолжали возникать и спустя годы после завершения строительства. В доме, казалось, ничто не работало так, как предполагалось. Система отопления, спроектированная Круппом, оказалась неэффективной зимой, а летом металлическая крыша так нагревала дом, словно горшок в печи. Ко времени смерти Альфреда в 1887 году он окончательно решил, что вилла Хюгель – живое существо, которое его ненавидит. Его дети чувствовали то же самое и называли замок «гробницей». Единственное положительное, что все отмечали, это прекрасный газон, площадью вдвое больше Центрального парка Нью-Йорка.

Несмотря на недоброжелательные чувства к вилле Хюгель, она продолжала оставаться официальной резиденцией для последующих поколений династии Круппов, пока Вторая Мировая война не положила конец их промышленному концерну раз и навсегда. Потомок Альфреда Альфрид Крупп поставлял оружие нацистам, и когда союзники захватили Эссен в 1945 году, он был арестован как военный преступник. Его обвиняли в использовании рабского труда иностранцев и грабежах.

В течение нескольких лет дом занимали британские бюрократы, пока матриарх Берта Крупп не потребовала вернуть собственность. Альфрид Крупп отсидел за свои преступления всего два года в тюрьме, получив амнистию от американцев, но он больше никогда не называл виллу Хюгель своим домом.

Сегодня дом работает как музей в память о семье, бывшее положение которой Washington Post охарактеризовал как «немного выше королевской власти и немного ниже божественной».

Где остановиться