Разрушающиеся реликвии - Дорожная карта по установлению демократии в Янгоне в Мьянме
Разрушающиеся реликвии

Разрушающиеся реликвии

Дорожная карта по установлению демократии в Янгоне в Мьянме

Эта статья является переводом. Ознакомится с оригиналом можно по ссылке: https://easternsuns.exposure.co/crumbling-relics

16 Декабря 2018 Опубликовал:
Время чтения: 4 мин Отложить на потом

Мы отправим уведомление на электронную почту. Прикиньте, когда вам будет удобно читать?

Янгон – город, как будто существующий одновременно в разных временах. Сейчас бывшая столица Мьянмы – это мегаполис, поражающий своими контрастами; уличными рынками и сверкающими витринами мировых брендов, монахами в оранжевых одеждах, болтающими по iPhones, и очевидной разницей в условиях жизни городских бедняков и богачей.


Впервые я посетил Мьянму в 2012 году после того, как власть военной хунты была ослаблена, и население, наконец, получило свободу после 50 лет изоляции страны. Янгон был на пике быстрой глобализации. За месяц до моего посещения, Обама встретился с Аунг Сан Су Чжи, политическим идолом и законным лидером в Мьянме, чтобы обсудить дорожную карту по развитию страны и установлению демократии. Фото с изображениями двух лидеров были повсюду, будто их разбросало взрывом на футболки, постеры, календари, в газеты и на другие уличные товары. Это был знак, что цивилизованный мир, наконец, повернулся лицом к Мьянме.

Стремительно развиваясь, к 2016 году, после выборов, Янгон был готов стать следующим азиатским мега городом. На 19-й улице туристы и иностранные специалисты скапливались у киосков с барбекю и у баров, на каждом углу были банкоматы, и на многих прилавках рынка Bogyoke принимались карты Mastercard и Visa. Товары фирм Nike, Adidas, Red Bull и KFC рекламировались с обычным для Запада натиском на больших билбордах, дорожных указателях, на трамваях и автобусах. Город модернизировался ускоренными темпами.


В течение 72 часов быстрого путешествия, организованного агентством #PassportToAsia, мне было нужно написать историю об этом стремительно развивающемся городе. В хаосе чувств, которые я испытывал, постоянно присутствовала мысль о разрушающихся колониальных реликвиях в окрестностях парка Maha Bandoola Garden и центрального района города Kyauktada, на которые я не обратил внимания в свое первое пребывание в Мьянме.

Великолепные здания в когда-то наиболее престижных районах Британской империи тоже заметно застряли во времени; расположенные в центре города, с разрушающимися фасадами, окрашенными дешевой краской, разбитым стеклом и пробивающимися растениями на подоконниках, они представляют большой интерес для иностранных инвесторов и застройщиков. Некоторые из них уже арендованы и реконструируются под бутики, супермаркеты или офисы таким образом, чтобы соответствовать обновленному и облагороженному облику Янгона, превращающему его в интернациональный город.


Внутри этих реликвий с паутинными проводами, окрашенной мраморной плиткой и шаткими лестничными клетками сооружены временные пристанища жителей Янгона. Многие жили здесь или владели бизнесом с тех пор, когда здания были только построены по эскизам архитекторов. Другие обосновались гораздо позже в тени полуразрушенных строений.

Эти жилища похожи на открытые клетки для птиц, тесные и маленькие, набитые мебелью и другим хламом, фоторамками, календарями и различными аптечками. Для ограждения частной жизни многие натягивают с внешней стороны красочный материал, например, традиционные мужские саронги. 

После блуждания по этим зданиям я не мог не задаться вопросом, какую роль сыграют эти люди в установлении демократии в Мьянме. В стране, где так долго не было демократии, смогут ли люди, живущие в окружении колониальных реликвий, действовать в правильном направлении при такой стремительной модернизации в стране?

В свой последний вечер, попав в дорожную пробку, я обсуждал эту тему с подругой, работающей иностранным специалистом в Янгоне. Все свое время она посвящала работе над проектами развития в Мьянме, и все же мы согласились на том, что будет трудно наблюдать за столкновением этой девственной страны с корыстью мира. В итоге, я не мог не подвергнуть сомнению выбранный способ "развития" для такого уникального случая, как Мьянма, не похожую ни на какую другую страну в мире. 

Было ли переселение жителей из колониальных зданий частью масштабного проекта по обновлению города? Это были инвестиции в развитие города или просто взятки для продвижения какого-то товара, например, кока-колы, когда на пути детей из школы домой появлялись бы тележки с этим и другими бесплатными напитками? Я колебался между двумя мнениями, тогда я обратился к единственному, что не изменилось с моего первого и до последнего посещения страны - это люди Мьянмы.


На кольцевой железнодорожной линии явно ощущалась вибрация и сотрясения, когда кто-то из пассажиров выпрыгивал из вагона или запрыгивал в него. Под спутанными электрическими проводами на каждой улице меня приветствовал смех при виде моих волосатых рук, людей веселил цвет моих глаз и кудрявая масса на моей голове. Женщины, украшенные косметикой из пудры танаки, хихикая и краснея, просили сделать фото, а уличные торговцы, ставя пластиковый стул на тротуар, своим видом показывали, какой сюрприз ожидает посетителей, пришедших посмаковать традиционную еду. Обитатели колониальных зданий были гостеприимны по отношению к путешественникам, улыбаясь им и разговаривая с ними в скрипучих коридорах. Жители Янгона помогли мне прийти к величайшему заключению в моем внутреннем споре.


Мьянма – страна, где сосуществуют два режима, определяющих образ жизни: один закрытый, другой -стремящийся к переменам. С одной стороны - сокращающееся военное правление, цепляющееся за власть, а с другой - дорожная карта по установлению демократии.

Между многими сложностями и контрастами этих двух соревнующихся режимов находится стойкий народ и самобытная культура, которые ждали слишком долго, чтобы присоединиться к остальному миру. Эта культура существовала задолго до того, как англичане построили величественные сооружения в Янгоне, и будет существовать, когда они разрушатся. Эта культура внедрена гораздо глубже в жизнь народа, чем любой режим или политическая структура. Благодаря этой культуре Мьянма существует вне времени до того момента, как страна сделает следующий прыжок навстречу будущему.


Jonathon Collins

Jonathon Collins

Ученый, фотограф, писатель и рассказчик.

Если статья показалась вам полезной, сделайте пожалуйста доброе дело - поделитесь ею с друзьями. Думаем, они будут вам благодарны, а для нас это лучшая награда. Пускай хорошие люди читают хорошие статьи!
Поделиться в

Комментарии

Если у вас нет аккаунта - зарегистрируйтесь, а если есть - авторизуйтесь.
Т.к. вы не авторизованы, вам придется указать дополнительные данные:
Пишите грамотно, уважайте собеседников, воздержитесь от оскорблений и токсичного поведения. Постарайтесь, чтобы ваш комментарий был полезен другим пользователям.
Спасибо за понимание!
Отлично! Ваш комментарий находится на премодерации.
Как только кто-то из нас его посмотрит - вы получите уведомление. Обычно этот процесс занимает около 5 минут.